воскресенье, 14 августа 2011 г.

Хроники Совка: Сын Совка


Совок проснулся в своей малосемейке. Он потянулся в кровати и из его постели вывалилась пустая бутылка «Пшеничной», и стукнув о пол, покатилась в угол комнаты к трем другим пустым. Совок приподнялся на локте, харкнул и сплюнул на пол, затем промычал: «Пить, пить, блядь. Воды, воды…». Затем он посмотрел отчаянно на пустую тару в углу и решительно сказал «Нет, водки. Сушняк». Он встал и шатаясь пошел к холодильнику.
Однако как только он рванул дверцу своего «Донбасса», оттуда только вылилась вонючая талая вода – ржавые полки холодильника были пусты. Совок тупо таращится в пустой холодильник и затем говорит: «Пойду по соседям». Он открывает дверь своей квартиры и из щели высыпаются три записки. Совок поднимает их с пола и читает по порядку. Первая записка-кватинция: «Абонент отключен за неуплату электроэнергии. ЖЭК», вторая: «Комиссия отказывает вам в выдаче свидетельства об инвалидности. Прокуратора» и третья: «Ещо раз сука будеш гадить в подезде я тебя отпижжю. Гоша из 226». Совок решил вернуть записки обратно в дверь и сегодня никуда не выходить.
Недолго думая, он снимает трубку телефона и звонит другу:
- Алло, Лаврик, привет, Лаврик!
- Здравствуй, - говорит Лаврентий хриплым голосом.
- Лаврик, а как у тебя дела, чем поживаешь?
- Живем – хлеб жуем, - хрипит Лаврентий.
- Слушай, ну ты бы поделиться мог…
Лаврентий выдержал паузу и прохрипел:
- Как узнал?
- Ну ты ко мне уже неделю не ходишь в гости и не звонишь спросить как дела - сразу ясно, у человека все хорошо и появились деньги. Ты зарплату на Шиннике получил, или опять митинговал?..
Лаврик промолчал, видимо обдумывая про закономерность «иметь деньги и ходить в гости» и честно признался:
- Я наконец-то нашел куда сын стипендию прятал. Но я уже почти все выпил.
Теперь Совок выдержал паузу.
- Скверный ты человек, Лаврентий, стипендию сына одному пробухать… Ладно, бери что есть и давай ко мне, я закуску соображу.
Через десять минут Лаврентий был у Совка с поллитра в руках. Совок тупо смотрит на то что осталось от стипендии сына Лаврентия и вздыхает, на что Лаврентий оправдывается: «Теперь я наших студентов понимаю. Раньше стипендии были как зарплаты и можно было бы месяц жить, а это так – неделя водки и все».
- И как ты думаешь, мне, порядочному промышленнику, хватит вот этого на утро?
- Одни считают, что бутылка наполовину полная, другие видят ее наполовину пустой, - умничает Лаврентий.
- Че?
- Дорогой, мы затем еще пивом догонимся, - предлагает Лаврентий.
- Я тебе не онанист пить пиво, давай, разливай  что есть…
Лаврентий разливает водку по стаканам и с интересом спрашивает где закуска. На это Совок достает два вялых огурца и гнилой помидор со словами «от каждого по способностям – каждому по потребностям». Лаврентий смотрит на скудный стол и говорит: «И все-таки надо бы еще поллитра».
В этот момент в дверь стучат. Совок с ужасом смотрит в коридор, но все-таки идет открывать дверь со словами «хули, раз живем!». Открыв дверь, Совок увидел молодого человека в очках, с цветами и бутылкой дорогого конька. Молодой человек назвал имя Совка и радостно объявил: «А я Вас давно искал, я Ваш близкий родственник и должен был носить Вашу фамилию!». Совок покосился на бутылку коньяка и говорит: «ну проходи, че, гостем будешь». Молодой человек обнимает крепко Совка и проходит на кухню. На кухне их встречает Лаврентий и прохрипев торжественное «вот это гости, вот это человек!» выхватил бутылку коньяка. Молодой человек пожал руку Лаврентию и представился. Однако Совок и Лаврентий как будто не слышат его и гладят бутылку.
- Я проделал долгий путь, любезный, - говорит молодой человек. – И я о Вас много слышал, много думал и представлял.
- Ага, - сказал Совок, смешивая дорогой коньяк с водкой.
- И я очень долго ждал этой встречи, - Молодой человек покосился на двух старых алкоголиков занятых процессом, затем оглядел кухню, - И вот, наконец, я здесь.
- Ага, - говорит Совок и держит в гуляющей руке стакан.
- Я Ваш сын…
Совок опрокинул стакан, моргнул и выдохнул:
- Че?
Молодой человек улыбался. Лаврентий заерзал.
- Да, мне мама перед смертью сказала правду, что Вы жив-здоров, живете в Украине, работаете ударным промышленником. Она мне сказала, что в моих венах течет кровь честного и трудолюбивого человека. Она мне это сказала, чтобы я был спокоен.
Лаврентий посмотрел на Совка и радостно произнес «папаня».
- Ну, тогда за воссоединение семьи, папаша! До дна! – сказал Лаврентий.
- Нет у меня никакого сына, идите нахуй, - говорит Совок обиженно. – Это какая-то служба, клерк он какой-то хитрожопый!
Молодой человек оторопел.
- Папа, помнишь ли ты 82-й год в Караганде, Казахстане?
Совок выпил, моргнул и кивнул.
- Был там, после армии на стройке строил. Я тогда кирпичей толкнул нормально – полмашины денег было!
Молодой человек похлопал Совка по плечу.
- Ну а девушку, Алену Захарову помнишь? Которая приехала в Караганду из Твери.
Совок выпил, моргнул.
- Никаких Ален не помню. Караганду помню, Андропова помню, кафе Арлекин помню, Ален не было!
Лаврентий улыбается, кивает головой и говорит Совку «папаня». Молодой человек удивляется:
- Как же так, бать, не помнишь? Вот в кафе Арлекин на танцах ты с ней и познакомился, там еще был с тобой какой-то Федя.
Совок выпил еще, моргнул и обрадовался:
- А вот Федю Борщова помню! Мы с ним тогда в Караганде хорошо погуляли!
Молодой человек тоже обрадовался, налил Совку еще.
- Давай, бать, вспоминай, Федя Борщов, Алена Захарова, кафе Арлекин.
Совок выпил, моргнул и заржал как лошадь Чапаева!
- Японский бог, помню! Ха-ха-ха! Все вспомнил!
Молодой человек плачет от счастья и тянет нежным голосом: «Ба-а-атя!». Однако Совок в своем порыве неугомонен и продолжает экзальтированно кричать:
- Мы тогда с Федей бухнули на славу и нашли в том сраном кафе блядину такую что огонь! – Совок толкает локтем Лаврентия в бок и продолжает, - Так вот там и делов было, что ее с Федькой до хлева дотащить, а там еще и бутылка нашлась…
Во время этого откровения Молодой человек побледнел и съежился, выдавив из себя «хватит». Однако Совок только начал:
- … И короче, там мы и устроили дружбу народов. Сначала я ее, потом Федя, я -- потом Федя. И мы бы так и кинули ее тогда к хуям, но тогда она отключилась и мы решили с Федей одновременно ее наказать, как пакт Ребентропа-Молотова в 39, блядь…
Молодой человек уже почти рыдал, Лаврентий дико хохотал и уважительно смотрел в сторону Совка, бутылка с коньяком была уже почти пуста…
- Алена Захарова, - цинично произнес Совок, - Интересно было вспомнить.
- Кто же тогда отец? – с ужасом спросил Молодой человек.
- Да че тут думать?! – бравировал Совок. – Мне еще в 15 яичко прищемили менты на сходке, а в 18 уже сказали, что я не детородный.
На кухне воцарилось молчание, было слышно только всхлипы молодого человека и как цокают стаканы старых алкоголиков. Однако затем Совок решил взбодрить молодого человека:
- Ну ты не кисни то, сынуля, я –то после того что в хлеву было с твоей матушкой и Федькой тоже тебе не хрен собачий, а тоже родной человек. Ну, я же тебе тогда как крестный папа!
Лаврентий тоже решает проявить лучшую сторону своей морали и объявляет:
- Ну за Кристины, блядь, за то что ты нашел крестного папу!
Совок и Лаврентий допивают коньяк.
- А где же этот Федя Борщова, - спрашивает молодой человек придя в себя, - Хотя нет, лучше не говорите…
- Федька-то, та в Донецке… - опять обрадовался Совок, - Умер, блядь! Переехал тогда был в Донецк, на шахтах хуярил, вот и десять лет назад умер.
- На шахте завалило бедного? – всхлипывает Молодой человек.
- Та не, ты что! Был пьяный и камин загорелся, так ему там и вписали  некрологе – тело прожгло диван.
Молодой человек уже молчал и только бледный цвет лица выдавал его переживания. Через минуту он отрешенно сказал:
- Ну я пойду, у меня самолет до Киева.
Совок прищурился, моргнул и сообразил:
- Слушай, а ты стипендию получаешь?
- Повышенную… - сказал Молодой человек.
- Ну а это на две недели почти, - уже просчитал Лаврентий.
Совок и Лаврентий переглянулись и заулыбались. Молодой человек безразлично достал купюру в двести гривен и положил на стол со словами: «За правду, которую я узнал впервые в жизни». При виде банкноты у Совка загорелись глаза и он прикусив губу сказал: «ты же мне был почти как родной!».

***
Совок и Лаврентий бухают в малосемейке Совка. По их синим лицам можно легко определить, что они не просыхают уже с неделю. Однако их глаза полны счастья.
- Я тебе так скажу, Лаврентий, - мычит Совок, - дети, они как цветы жизни. У каждого настоящего мужика должны быть дети.
- Я тут посчитал, - внезапно осенило Лаврентия, - чтобы наступил коммунизм это нужно иметь три-четыре студиоза. Вот тогда настанет счастливое отцовство!
Совок целует Лаврентия в щеку и говорит:
- Мой ты дорогой человек, за коммунизм!


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Самые популярные укреалии